Интервью с директорами компании

— Ходят слухи, что МФО — это мошенники, которые пользуются финансовой безграмотностью людей и устанавливают грабительские проценты.
Да, к сожалению, такое мнение действительно существует. Давайте разберем это утверждение по пунктам.

Во-первых, мы никого не обманываем. Мы чтим закон, наши правила прозрачны. У нас в договорах нет примечаний мелким шрифтом, скрытых комиссий, каких-то мутных подстраховок. Мы сразу называем клиенту сумму, которую он берет, и сколько он должен вернуть (или выплачивать еженедельно-ежемесячно, в зависимости от выбранного плана).

Во-вторых, насчет «финансовой безграмотности». Более 70% наших клиентов имеют банковские карты. Они хорошо знакомы с банковскими кредитами: легко считают проценты, знакомы с терминологией.

В-третьих, о «грабительском» проценте. Мы выдаем небольшие суммы на короткий срок, поэтому несправедливо сравнивать нас с банками, выдающие большие суммы на длительный срок. Приведу яркий пример: переплата по нашему займу «До получки» составляет от 13% до 53%. А переплата по ипотечным кредитам в банках200, 300 или даже 500%!

— И все же, почему у вас такой высокий процент?

Если сравнивать с ситуацией, когда человек берет в банке или у знакомых в долг — да, у нас процент больше. Но это ведь как сравнивать метро и такси — огромная разница в комфорте и скорости. Мы выдаем небольшие займы на короткий срок. Выдаем их очень быстро и удобно. Рассматривайте наш процент как стоимость качественного сервиса.
 

— Как насчет этической стороны вопроса? В России исторически сложилось мнение, что ростовщичество — это грех, недостойное занятие.

Верно, в народной памяти крепко сидит это убеждение. Но есть и другая известная фраза: о том, что от сумы не стоит зарекаться. Рассуждать о «недостойных занятиях», не испытывая недостатка в деньгах — это, конечно, здорово. Только эти разговоры не помогают, когда речь идет о трудных жизненных ситуациях и об оказании финансовой помощи. А мы — помогаем.

Вообще, попытка уличить нас в греховном занятии — из числа моих любимых. Я всегда предлагаю логически продолжить цепочку. Получается, что продавцы алкоголя — убийцы, народ спаивают. И даже едой опасно торговать: вдруг кто-то начнет много есть и станет чревоугодником. Но что-то не видно, чтобы алкогольные и продуктовые компании обвинялись в тяжелых преступлениях.

Не нужно во всем видеть негатив. Мы просто делаем жизнь людей проще.
 

— Некоторые люди негативно относятся к микрофинансовым организациям. Почему сложился такой негатив, и какова ваша позиция по этому вопросу?

Мы дорожим своим именем и не занимаемся уголовно наказуемыми делами. Нас очень огорчает ситуация дикого рынка, с его бесправием и отсутствием прозрачности. Мы делаем все, чтобы кардинально поменять отношение к микрофинансам в России.
 

— Прибегаете ли вы к помощи коллекторских агентств?

Если вы об этих ужасных историях, когда людей, просрочивших платеж, начинают буквально преследовать — нет, мы таким не занимаемся.

У нас есть собственная служба, разбирающая ситуации просрочки. Эта служба действует исключительно лояльно, цивилизованными методами. Могу с уверенностью сказать: мы всегда идем навстречу клиенту. Всегда. Мы прекрасно знаем, сколько форс-мажоров может случиться в жизни.

У нас было немало клиентов, допустивших просрочку. Мы рассматривали каждый случай отдельно и старались войти в положение человека. Интересный факт: некоторые клиенты, когда-то просрочившие выплату, сейчас являются нашими постоянными клиентами.
 

— Чем еще вы отличаетесь от других МФО?

Много чем. И стараемся с каждым днем отличаться от них все больше и больше.

Если серьезно, то мы, например, помогаем людям с испорченной кредитной историей. Банки смотрят на них свысока и отказываются рассматривать заявки на кредит. Мы входим в положение, рассматриваем заявки и выдаем деньги.

Еще мы выдаем займы студентам, пенсионерам и даже безработным. У них тоже непростые отношения с банками. У нас они могут рассчитывать на микрокредит.